?

Log in

Гощу в Израиле. Ездила вчера в гости к однокласснице в Бат-Ям. Рассказала ей, в частности, что бывала уже в Бат-Яме, в гостях у приятельницы по аспирантуре, но в последующие приезды не могла до неё дозвониться. На обратном пути сажусь в автобус и... вижу ту самую Любу! Даже не поверила своим подслеповатым глазам, но тут она на меня глянула и ахнула. Контакт восстановлен. Везёт же мне в Израиле на неожиданные встречи. А в заголовок вынесена реакция Егора на мой рассказ о встрече.

Израильская военщина

Мне уже дважды прислали из Израиля вот это стихотворение (автор - Александр Гутин):

Полудевочка-полуженщина,
Заплетя под беретом   косу,
Шла израильская   военщина
С   конопушками на носу.

Вещи есть для других   непонятные,
На земле не поймет   большинство,
Для чего ей рожки   автоматные,
Да и сам автомат для   чего?

Для чего и когда   повенчаны,
Это что же за   времена,
Полудевочка-полуженщина
И   неженское слово «война»?

Только жалость отбросьте в   сторону,
И   не стоит вменять в вину,
Она делит с мужчиной   поровну
Эту боль за свою   страну.

Как никто на земле   притягательна,
Она здесь, в этот трудный   час,
За детей, что родит   обязательно,
И за каждого здесь из нас.

Улыбнется в ответ   застенчиво...
По Бат-Яму одна,    налегке
Шла израильская   военщина
С «Кока-Колы» бутылкой в руке.

Не хочу обсуждать литературные достоинства и недостатки. Но первая и последняя строфы напомнили мне одну историю.
В 2009 году ехала я автобусом из Эйлата в Тель-Авив. На какой-то остановке вошла девочка-солдат: маленького роста, с большой винтовкой и с "Чупа-Чупсом" за щекой. Но не то удивительно, а вот: льняные волосы, огромные то ли серые, то ли голубые глаза, вообще абсолютно русская внешность - прямо Настенька из "Морозко". Очень хотелось ее сфотографировать, но она вышла раньше меня. Для меня эта девочка стала символом многонациональной еврейской страны Израиль и ее армии. Такая вот израильская военщина.

  Продолжение истории - февраль 2013. Стою в очереди к стойке регистрации в аэропорту Бен-Гурион. За стойкой молодая женщина - льняные волосы, огромные то ли серые, то ли голубые глаза... А я ведь лица той девочки не помню, только свое впечатление. Не выдержала, спросила, не в районе ли Димоны служила она в армии. "Да,- говорит, - в таком-то месте, а что?" Рассказала ей - смеется: "Ну, с чупиком - это точно была я!" Интересно бы, конечно, узнать ее историю. Если снова встретимся, спрошу :)

Война пришла в Рубежное

В город, где прошли не худшие годы моей молодости, где живут мои друзья, сегодня пришла война. Особенно страшно смотреть видео. Вертолеты, самолеты, взрывы... Три моста через Донец взорваны, из города не выехать. На это лето планировала съездить в гости, а сейчас остается только молить неведомые силы, чтобы не коснулась беда тех, к кому собиралась.
    Утром вернулась с экскурсии на Пинежье. Такие незнакомые большинству людей места, что в "Теме" программа подчеркнула красным все названия, кроме Суры. И это до ужаса обидно. Сура - понятно, есть вроде такая река, приток Волги, Карпогоры и Ваймуша - ладно, а вот Веркола... Родина Федора Абрамова заслуживает, чтобы о ней знали.
   В Карпогорах и Суре я уже бывала, но на сей раз по Карпогорам прошлась пешком, увидела "улицу деревянных коней" - целый ряд столетних и старше рубленых домов с воспетыми Абрамовым конями на крышах. Попозже выложу ВКонтакте фотографии. А сейчас больше хочется сказать о людях. У нас на Севере вообще много хороших, душевных, добрых, зачастую неординарных людей, любящих свою землю. Но в этой поездке мне на них особенно повезло.
    Останавливались мы в уютном карпогорском гостевом доме, хозяйка которого, Татьяна Николаевна Седунова, и возила нас в Суру и Верколу. Это настоящая легенда Пинежских мест, я ею восхищаюсь. Невероятно энергичный человек, ежедневно и ежечасно делающий добро людям. Затёртые слова, но что поделать, если они точь-в-точь про Татьяну Николаевну. Вот для первого знакомства с ней ссылка: http://www.nvspb.ru/tops/hochu-zdes-jit-i-peremen-k-luchshemu-49810/?version=print. Там есть про детский лагерь, так вот: она сама, без всяких там департаментов образования, организует четыре смены по 70 детей, больше половины которых - детдомовцы. И кормит свежайшими продуктами из своего хозяйства (свидетельствую: всё вкусно до объедения!), и обеспечивает развивающие занятия. Например, моя приятельница, сотрудник музея изобразительных искусств, каждый год туда ездит.
    Кстати, два дня проживания, питания и поездок (а до Суры 100 км) нам обошлись по 4000 рублей с человека. Ещё ведь экскурсоводов надо добавить, хотя не удивлюсь, если им Татьяна Николаевна платила не из наших, а из своих денег.
    В Суре познакомились с Анной Мулиин. Странная фамилия, не правда ли? Я  бы и не догадалась, что шведская. Анна за шведом замужем побывала, пять лет в Швеции прожила, да и сейчас имеет двойное гражданство. А ещё она кандидат технических наук, в Москве аспирантуру закончила. И вот поди ж ты - осела в конце концов в родной Суре. И пишет книги. Первую я купила, вторая только на подходе, буду караулить. Кое-что почитать можно здесь: http://www.litsovet.ru/index.php/author.page?author_id=6543.
    В Ваймуше нас встречала создательница народного музея Нина Александровна Нетёсова. Бывшая учительница собрала невероятное количество экспонатов - от старинной утвари до школьных учебников разных лет,- составила родословные практически всех жителей деревни, ведёт четыре кружка для детей, рассказывает бывальщины, поёт, пишет стихи... Всё это практически безвозмездно, ибо пожертвования посетителей (а за 2013 год их было более 2000 человек) идут исключительно на содержание огромного дома и пополнение экспозиции. А сельская администрация мало чем может помочь, у самих денег не густо. Кстати, приехали мы в Ваймушу в девятом часу вечера, в воскресенье, когда люди добрые дома сидят, телевизор смотрят. А Нина Александровна и её помощница Зоя Андреевна встретили нас величальной песней да хлебом-солью. И какой это был хлеб! Пышный, невероятно вкусный, а уж свежий - как сказала Зоя Андреевна: "Прямо с лопаты". И два часа нам всё показывали-рассказывали, чаем на дорожку напоили (поезд у нас в двенадцатом часу уходил, там уж не до чая, поспать бы успеть. Вся-то дорога меньше шести часов). Вот здесь можно немного о музее почитать: http://lotsiya.ru/news/314-vaimucha
    Были и другие люди, о которых хочется вспоминать. Много, о каждом не напишешь. Однако вот что их объединяет: практически все они - верующие. Не те кликуши, у которых даже о собственной религии представление слабое, зато ксенофобии через край, а спокойно делающие то, что считают правильным, и уважительно относящиеся ко всем окружающим. На Пинеге верили всегда, даже когда церкви рушили. Но для жирных попов Сиволдаев там климат был неподходящий: и драть три шкуры не с кого, народ больно беден, и угождать особо некому, начальство далеко. И сейчас так же. Мы заходили в восстановленный Никольский собор в Суре, были на службе в Артемиево-Веркольском монастыре: всё скромно, без помпезности, и люди эти - и священники, и монахи, и паства - вызывают уважение. Действительно, жизнь монахов в Верколе (а точнее, даже в отдалении от неё, за рекой)  - это вам не в Троице-Сергиевой лавре. Они много работают, восстанавливают полуразрушенные здания (которые для меня прежде всего замечательные памятники архитектуры), кормят себя сами, что не так-то просто на нашей северной земле. И если от общения с ними кому-то легче, кто-то не сопьётся и не украдёт, - то и спасибо им.
    Кстати, если кто не знает, в Суре родился Иоанн Кронштадтский. Идеолог "чёрной сотни" и т.д. Но суряне его почитают действительно как святого, и мы убедились, что для Суры и всей округи он действительно сделал немало. Не только красивые соборы на свои деньги строил, но и давал людям деньги на строительство домов, за которые и сейчас не стыдно, - такие они крепкие, добротные, красивые, друг на друга не похожие. Так что уже не хочется его одной чёрной краской рисовать. Особенно после знакомства с его внучатой племянницей - 93-летней Любовью Алексеевной Малкиной. Бабушка в здравом уме и крепкой памяти, много интересного рассказывала (со слов матери) и о "батюшке", и о временах, когда красные, белые и интервенты чуть не каждый день друг друга сменяли. А внук Любови Алексеевны служит в Сурской церкви. Династия, однако.
    К сожалению, саму Верколу толком посмотреть не удалось. Из-за снегопада выехали из Карпогор поздно: ждали, пока дорогу расчистят. Поэтому в Верколу попали уже в темноте. Но музей там замечательный, как и его сотрудники. И на могиле Фёдора Александровича, конечно, побывали.
    В общем, летом я в Верколу. Кто со мной?

Картинка с натуры

 Сейчас провожали коллег и студентов в экспедицию "Плавучий университет". Митинг давно закончился, начальство разошлось, а отход судна задерживается. Фотографирую всяких разных знакомых, вижу, вернулась ректор САФУ Е.В. Кудряшова. Дай, думаю, и ее щелкну. Подошла, спросила разрешения. Кудряшова говорит: "С удовольствием",- и ко мне лицом разворачивается. И тут коршуном/орлицей/курицей-наседкой налетает некая дама, с воплем "Нет!" протягивает ко мне руку (слава богу, не достала, а то бы при такой-то скорости меня с ног сшибла) и становится ко мне задом, к лесу (пардон, к ректору) передом. Спинка вроде и узенькая, но ректора прикрыла полностью... Так я и не поняла - то ли не санкционированное дамой фото крадет ВИП-души, то ли она меня за агента Аль-Кайды приняла. И вспомнилась другая ситуация. Муж президента Финляндии Тарьи Халонен бежал наш марафон, жена ждала его на финише. Так только ленивый (бегуны, болельщики, а не только журналисты и суровые ребята из конторы) не сфотографировал ее и не сфотографировался с ней. И ее охранники никого и не думали отгонять. Видимо, наши ВИПы "випее" всяких там президентов.
Прошлась по сайтам СМИ, почитала, что они пишут по поводу гибели в Нижнем вертолетчика Игоря Севбо - хочется некрасиво выражаться! Лейтмотив - сам виноват, и вообще нечего летать... Даже злорадство какое-то проскальзывает. А что на наших ЛЭП, в отличие от цивилизованных стран, нет шаров - об этом никто и не пикнул. Вот если на темной улице пешеход провалился в открытый люк, виновными будут и те, кто за освещение отвечает, и те, кто за люк. И никто не скажет: "А не фиг было пешеходу по улице шляться"! Но о шарах пишут только летчики на своих форумах...
Особо интересно было почитать сайт КП: http://kp.ru/online/news/1113062/ Они даже фамилию переврать умудрились. А чего стоит такой пассаж: "По данным следствия, вертолет Bell 407 двигался по маршруту "Московская область-Нижний Новгород". Осуществляя пилотирование на предельно низкой высоте, он зацепился за провода высоковольтной линии электропередач, проходящей над рекой Волгой, и распался на части". Это вертолет, что ли, пилотирование осуществлял? Неряшливость речи - еще одно свидетельство неуважения к погибшему человеку. Попыталась прокомментировать этот текст, но админы не пропустили. Грустно...
Не могу вспомнить, кому обещала показать этот перевод Уитмена. Публикую на авось вместе с оригиналом.

O Captain! My Captain!
O CAPTAIN! my Captain! our fearful trip is done;
The ship has weather'd every rack, the prize we  sought is won;
The port is near, the bells I hear, the people all exulting,
While follow eyes the steady keel, the vessel grim and daring:
But O heart! heart! heart!
O the bleeding drops of red,
Where on the deck my Captain lies,
Fallen cold and dead.

O Captain! my Captain! rise up and hear the bells;
Rise up--for you the flag is flung--for you the bugle trills;
For you bouquets and ribbon'd wreaths--for you the shores a сrowding;
For you they call, the swaying mass, their eager faces turning.
Here Captain! dear father!
This arm beneath your head;-
It is some dream that on the deck,
You've fallen cold and dead.


.My Captain does not answer, his lips are pale and still;
My father does not feel my arm, he has no pulse nor will;
The ship is anchor'd safe and sound, its voyage closed and done;
From fearful trip, the victor ship, comes in with object won; 
Exult, O shores, and ring, O bells!
But I, with mournful tread,
Walk the deck my Captain lies,
Fallen cold and dead. 

О капитан, мой капитан! Смотри, уж близко гавань.
Пусть рифы, бури и туман грозили нам в пути,
Мы приз заветный обрели, нас ждет почет и слава,
И гордый, мрачный наш корабль готов уж в порт войти.
Но сердце! Сердце! Сердце!
Скажи, что сталось с ним?
Залита кровью палуба,
Где пал он недвижим.

Тебе звонят колокола, тебе цветов букеты,
И флаги вьются, и толпа ликует и шумит.
Встань, капитан, прошу тебя! Встань! Посмотри на это,
Послушай, как торжественно напев трубы звучит.
Отец! Я голову твою
Рукою поддержал.
Скажи, ведь это только сон,
Что мертвым ты упал?

Но он молчит, мой капитан, и мне не отвечает,
И губы мертвенно бледны, и сердце не стучит.
А наш корабль победно встал на якорь у причала,
И радостно шумит толпа, и колокол звучит.
Шуми, толпа, звени, набат,
Но горем я убит…
На палубе мой капитан
Безжизненный лежит.

Перевод Чуковского найдете и без меня.

Только что над нашим поселком пролетел маленький самолетик. И только я знала, что он виртуально "махнул серебряным мне крылом". До сих пор я своего летчика за работой только на видео и видела. Сказал, что даже фарой мне мигнул, но на дворе такая гадость (морось при нулевой температуре), что огни видны только на фото при шестикратном приближении... И все равно настроение резко скакнуло в плюс.

Nov. 4th, 2011

А вот нечего было хвастаться! Оставшиеся 3 из 7 так и не разгадала, а потом и вовсе модем сдох. Боженька, я больше не буду!